Mемлекет тарихы институты

Казақстан Республикасы, Астана қ, Мәңгілік Ел көшесі 8, 14 кіре беріс

 

Қазақ хандығының 550 жылдығына арналған «Мәңгілік ел» халықаралық ғылыми-практикалық конференциясы

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И КАЗАХСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ В XVIII-XIX ВВ.


Хафизова К.Ш., д.и.н.,
академик КазНАЕН


Казахская степь в XVIII втягивалась в сложные международные отношения в Центральной Азии, приобретающие глобальный характер. До середины века основная борьба в регионе происходила между маньчжурскими, монгольскими и тюркскими племенами, имевшими одну прародину – Алтай. Но затем, на международную арену вступили глобальные партнеры – Российская, Цинская империи. Исламский мир в лице Персии, Османской империи и империи Дуррани. Среднеазиатские страны имели собственные интересы, простирающиеся на Восточный и Западный Туркестан, основанные на общности религии и этнического родства. Здесь шел многовековой диалог кочевой и оседло-земледельческой цивилизации. Без объединения этих двух факторов долго не могло существовать ни одно государство Центральной Азии. Наряду с древними караванными путями возникали новые маршруты с вовлечением Московии и цинского Китая.

Некоторые народы не могли жить лишь в своих этнических рамках, они ломали их и неудержимо устремлялись завоевывать новые пространства. В силу цикличности исторического процесса человечества, все преимущества имели европейские страны, обогатившиеся за счет промышленных революций и все более увеличивающего, а затем и всеохватывающего присвоения богатств восточных стран. Объяснений этому множество: среди них космогонические, о закономерности исторической цикличности, расовые, экономические.

Центральная Азия вроде бы прекрасно защищена от волн колонизации, как по меридианам, так и параллелям естественными преградами и природными условиями. От Европы – рекой Яик (Урал), текущей с севера на ю до Каспийского моряг, а далее реками Иртыш, Енисей, Обь, берущими начало на юге и впадающими в Северный ледовитый океан.

С юга регион граничит с водами, текущими с запада на восток, прежде всего рекой Хуанхэ, а также отрогами неприступных гор. Однако, это не остановило поступь китайской цивилизации. Между прочим, Китай считал себя хорошо защищенным от кочевников этой же рекой, затем Великой стеной, а к северу и западу от нее обширными малообитаемыми пространствами. В X1X веке державы при разграничении своих территорий руководствовались объектами так называемых естественных преград в региональном и локальном значениях. Но с преодолением одной их таких преград, как правило, шло преодоление следующей.

Русские осваивали огромную Сибирь, а маньчжуры в это время продвигались на юг, захватили Срединную китайскую равнину, значительно увеличили народонаселение империи за счет ханьцев и усилились экономически. Воспользовавшись ресурсами Китая, они повернули на север и северо-запад. В своем продвижении в сторону России, они видели в ней единственного достойного политического партнера. В 1731 г. Цины отправили свое первое посольство в Санкт-Петербург. 9 февраля 1731г. оно достаточно подробно изложило перед русским Сенатом и министрами свою версию состояния цинско-джунгарских противоречий и причины применения военных действий против Джунгарского ханства. Члены посольства сделали несколько предложений российской стороне, что было тщательно запротоколировано и, на что через несколько дней был дан официальный ответ. Главными были два: первое - о территории и о джунгарских беженцах и пленных. «И приказано им, послам, от богдыхана при дворе Российском министрам е.и.в. объявить, что когда их китайские войска зенгорской народ атакуют и землю ево овладеют, то, то богдыхан ведает, что тот зенгорской народ российской империи соседствен и ежели е.и.в. что из земли их потребно, о том бы им объявить, и оное имеет уступлено в Российскую сторону». И второе: «Послы говорили, что при том приказано им представить, что когда их войска будут наступать на зенгорской народ, а из его народа, которых улусы будут уходить в Россию, то тех принимать, толткоб из них выдавать им, китайцам, владельцов и зайсангов, понеже им надлежит ими о противности их изследование чинить. А которые в Россию примутся, чтоб тех содержать в страхе и в крепком месте, дабы оные на границах никаких задоров и противностей чинить не могли» /МОЦА1, 276-277/. В документе Сената сначала шли точные повторения предложений цинской стороны, а затем ответы. Сенат высказал пожелания удачи в предприятии, но уклончиво отвечал, что сторонам можно по этим пунктам достигнуть договоренности (соглашенось быть может) /МОЦА1, 278-28./ Документ датируется 24 февраля 1731г. Однако, российская сторона имела собственные виды на все происходящее. У нее были преимущества в отношениях с Казахским ханством, а Калмыцкое ханство находилось в ее пределах, хотя хан и получил свой патент от Далай-Ламы из Тибета. Годом раньше до прибытия цинского посольства, в Санкт-Петербурге было получено письмо от хана Абулхаира с просьбой о покровительстве. Россия начала собственную игру, в которой придавалось значение превращению казахских ханов в вассалов государыни.

При рассмотрении вопроса о международных отношениях Казахского ханства не обойтись без обсуждения набившей оскомину темы о русском и китайском (точнее, цинском) и другом подданстве казахских правителей. Нет смысла здесь доказывать, что правительства держав вкладывали свое значение в слово «подданство», исходя из состояния собственного общественно-политического устройства, особенностей государственности и политического менталитета. О подданстве Абулхаира и Нурали у нас имеется не мало изданий. Вопрос о подданстве Абылая осложнялся его отношениями с маньчжурской династией.

Обратимся к письмам хана Абылая в последние годы жизни, написанным им императрице Екатерине П. Их было несколько вариантов за 1778 г., мы так и не знаем, который из них был поднесен двору посольством , во главе которого впервые прибыл сын хана Тогум султан. Лишь в одном из этих писем упомянуто о том, что он единственный живой из принявших присягу на верность России вслед за ханом Абулмамбетом и Жаныбеком батыром в 1741 году, т.е 38 лет назад. Еще в письмах к и.о. Оренбургского губернатора П.Д Мансурову Абылай заверяя, что пребывает в должном послушании к России свыше 40 лет, говорит о более ранних событиях двусторонних отношений. Хан напоминает, как по просьбе Анны Иоанновны (царствовала в 1730-1740гг.) возвратил 70 дворов башкир и отказался от их предложения напасть с ними с двух сторон на российские крепости. Потом башкиры уничтожили целый русский полк между Оренбургом и городком Сакмарский. Мы здесь видим прозрачный намек на восстание яицких казаков и башкир и на возможность его союза с ними. Он напоминает также, что возвратили с сыном Вали при Елизавете Петровне 33 русских пленных на 33 лошадях, а при Екатерине несколько плененных русских А мужиков возвращаи порой по 49, 50 и 100 человек /ЭНКЭ1, 332-333/. В следующем письме тому же адресату хан пишет: «В протчем вашему высокопр-ву извещаю, что я в подданстве е.и.в. вступил и нахожусь сорок шесть лет причем в службе е.и.в. упражняюсь со всяким усердием, равномерно и впередь по возможности служить готов, удален будучи всякого худого намерения» /ЭНКЭ1, 343/. Письмо переведено или получено 22 декабря 1777г. , вычитаем 46 лет и получаем 1730/31 год. Т.е. Абылай выдает акты добрососедских отношений как проявления его послушания почти одновременно с Абулхаиром султаном. К 1737 г. относится установление связей Абулмамбета хана с начальником Оренбургской экспедиции И.К Кириловым., а при хане неотлучно находился Абылай султан, но он все последующие годы уклонялся от дачи присяги. Отсюда можно сделать вывод, что казахи относили к разным категориям международных отношений проявление «преданности и послушания» (читай, добрососедства) и дачу присяги. Русскую присягу принес хан Нурали в 1749г.

Абулмамбет хан передал под команду Абылая десять тысяч пятьсот человек. Султан отразил нападения башкир, убил 80 человек. И сообщал о готовности по указу императрицы «стрелять и рубить неприятеля» /ЭНКЭ1, 246/. Военный союз также относился к так называемому подданству. Казахские правители неоднократно объявляли: « «е..и.в. головы преклоняем; и кто е.и.в. будут противники, тем и мы будем противники», «А если хотите вражду,- и оное состоит в вашей воле» / ЭНКЭ1, 249,250 и др./.Но надо отметить, что в степи наиболее сильный авторитет был не у того, кто отличался храбростью и возглавлял ополчение. Это считалось временным преимуществом. А у того, в чьих руках находились международные связи хана, включая и торговые. Абылай стал забирать в свои руки всю дипломатическую переписку своего сюзерена хана Абулмамбета. Уже с 1737 г. на письмах после печати Абулмамбета большей частью ставилась его печать, а некоторые письма составлялись совместно от имени хана и султана.

Гарантией лояльности правителей была отправка родных сыновей, рожденных от старшей жены, наложниц и рабынь. Степень моральной зависимости от сюзерена была выше, если отправлялся наследник и она была формальной , если выезжал в аманаты сын рабыни.

Просьбы о строительстве города, крепости на основе топографических и строительных преимуществ русских и китайцев, также были тесно связаны с политическими и торговыми интересами. Однако заметим, что при джунгарах города, формировавшиеся веками оставались национальными. К примеру, города Восточного Туркестана, среднеазиатские Ташкент, Самарканд, Бухара имели свой неповторимый облик, оставались культурными центрами коренных народов. Это относится и к священному для казахов Туркестану. Джунгары лишь содержали близ них гарнизоы своих войск и назначали своего сборщика налогов и пошлин наряду с местными властями. Маньчжуры лишь воздвигали собственные кварталы – маньчэнь со ставкой генерал-губернатора и управляющих и военным арсеналом в его центре. Но города, которые возникли на границе казахских кочевий и построенные по просьбе казахских властителей, не становились казахскими. А мечети, построенные на границе России на средства мусульманских купцов во вновь построенных городах, рано или поздно, разрушались. Казахские ханы очень дорожили тем, чтобы владеть частью городов и получать прибыль в виде налогов и пошлин от купцов и горожан.

Ханы и султаны предлагали военные услуги и услуги по обеспечению безопасности международных торговых караванов по подвластной им территории. Они понимали преимущества транзитной торговли. Они брались за обеспечение безопасности торговых караванов, сформированных купцами разных стран

Казахские правители были готовы поступиться частью личного суверенитета в обмен на защиту со стороны внешних врагов и устойчивых прибылей от международной торговли. Но и здесь их суверенитет нарушался, некоторые его институты на время упразднялись, но государственность оставалась. Вначале правители стремились выдавать собственные ярлыки с разрешением торговать и проезжать через территорию ханства в обмен на пошлины или определенное количество вещей с каждого вида товаров. Если караваны проходили минуя их ставку, правители боролись за получение своей пошлины с них уже на ярмарках в пограничных городах России. Кроме того, они могли поощрить грабеж купца, выехавшего к ним без патента (паспорта) от пограничных властей. Это мешало нормальному развитию международной торговли. Чтобы предотвратить нежелательные инциденты, цинские власти в XY111- первой половине X1X запрещали выезжать китайским купцам в Среднюю Азию и Казахстан. Торговля и тесно связанные с нею посольские связи велась в Казахстане, Средней Азии и провинции Синьцзян через посредство мусульманских купцов и мулл, т.е. грамотных людей. А русско-китайская торговля до заключения русско-китайского Кульджинского договора в 1851г. проводилась с участием султанов Старшего и Среднего жузов. Они выдавали ярлыки российским торговцам. А над всеми купцами аксакалом, т.е. торговым консулом, защищавшим интересы всех мусульманских купцов в Синьцзяне был представитель Кокандского ханства с пребыванием в г. Кашгаре, а в XIX в. – еще в Чугучаке и Кульдже .

Казахские правители ориентировались на ближайших соседей. Хаг Абулмамбет выступал за выдачу заложников России Абулхаиром, сам же практически более полезным для Казахского ханства и сохранения Туркестана, считал целесообразным выдавать заложников Джунгарскому ханству. Районирование этого института, в целом, помогал сохранению независимости ханства. Толе би, фактический правитель Старшего жуза, но всегда поддерживавший формально приоритет ханов в международных связях, был феодалом нового типа. У него были наличные средства, дома и торговые ряды в Ташкенте. Одновременно, би держал верблюдов, поэтому он предлагал державам вести караваны в Оренбург, среднеазиатские ханства и Персию. Абылай, возвратившись из джунгарского плена, тотчас начал хлопотать о торговле с Оренбургом и сибирскими городами и о том, чтобы быть посредником в торговле с Джунгарией. Аблаевичи в Семиречье выступали посредниками в русско-китайской торговле. Таким образом, Казахстан имел собственную нишу в континентальной международной торговле и извлекал выгоды из своего географического положения.

Русские власти выдавали жалованья известным правителям от 600 до 300 рублей. По существу, это была форма оплаты политических услуг и формой обмена товарами. Чаще всего речь о жалованье заходила во время направления казахского посольства в Санкт-Петербург. Именно в это врмя казахские ханы просили прислать им продукты земледелия, привезти промышленные товары в счет этого жалованья. Жалованьем также называлась выдача денежных сумм членам посольств а для проживания и приобретения товаров. А в Китае - в виде «кормления» от сюзерена вассалам. Таким образом ханы уравновешивали отношения с могущественными государствами и вызывали постоянные сомнения и неуверенность в их действительной лояльности. Такова была специфика международных отношений слабых государств с великими державами в целях сохранения хрупкой самостоятельности. Державы практически все стороны отношений отдавали под управление своих внешнеполитических ведомств, Россия - Коллегией иностранных дел, а цинский Китай – Лифаньюанем, Военным Советом и Ведомством обрядов (Либу), которые ведали также всеми делами с Россией и европейскими государствами до образования Министерства иностранных дел мирового типа.

Международные отношения являлись гарантией суверенитета и государственности. Поэтому ханы и султаны стремились поддерживать отношения с другими государствами, устанавливать с ними двусторонние отношения в полном или усеченном формате. Державам не удавалось изолировать Казахское ханство от связей со своим конкурентом, даже когда их отношения становились временно враждебными. Казахи не склонялись окончательно на ту или иную сторону и оставались не объектом, а субъектом политики. И это обстоятельство является важным индикатором полной или частичной независимости.

Казахские ханства на западе, севере и востоке все больше сталкивались с русскими, а потому стремились установить с ними устойчивые дипломатические и торговые связи. Простое сравнение количества посольств и вооруженных стычек показывает превалирование дипломатических маневров по сравнению с вооруженной борьбой. Международные отношения носили всеобъемлющий характер вплоть до колониального раздела региона в середине XIX в., а затем и всего азиатского континента.


Список литературы

1. Абуев Кадыржан. Хан Абылай и его время.- Астана: «Елорда», 2006.- 304 с.

2. АВП РИ Архив внешней политики Российской империи.

3. Гаоцзун шилу Дай Цин Гаоцзун Чуньхуанди шилу (Правдивые записи правления Цяньлун Великой династии Цин). - Токио, 1936

4. Ерофеева И.В. «Между всеми старшинами знатнейший. Первый казахский тархан Жанибек Кошкарулы. - Алматы, 2013. - С. 308+12с.вкл.

5. «ИК» История Казахстанас древнейших времен до наших дней.- Т.3, - Алматы: Изд. «Атамура», 2000. - 768 с., илл.,карты.

6. ККД фонд Киргис-кайсацкие дела АВП РИ.

7. КРО1 Казахско-русские отношения в XVI - XVIII веках. Сборник документов и материалов - Алма-Ата: «Издательство Академии наук Казахской ССР», 1961. - 743 с.

8. КРО2 Казахско-русские отношения в XVIII - XIX. Сборник документов и материалов - Алма-Ата: «Издательство Академии наук Казахской ССР», 1964. - 573 с.

9. МОЦА 1 Международные отношения в Центральной Азии XVII - XVIII вв. Т.1-2.- М., «Наука» Главная редакция восточной литературы, 1989.

10. ПИА Первый исторический архив КНР. Маньчжурский фонд Военного Совета, архив исходящих писем.

11. ПЧФС Циньдин пиндин чжуньгээр фанлюе, сюйбянь (Высочайше утвержденные стратегические планы умиротворения джунгар. Продолжение записей). Пекин, 1771.

12. Сулейменов Б.С., Басин В.Я. Казахстан в составе России в XVIII начале XX веков. - Алма-Ата: Изд. «Наука» КазССР, 1981.- 247 с.

13. ЦИКХ Цинская империя и казахские ханства вторая половина XVIII – первая четверть XIX.вв.- Ч.1-2.-Алма-Ата: «Наука» Казахской ССР.

14. Эпистолярное наследие казахской правящей эдиты.1675-1821 годов. Т.2. - Алматы, 2015. - 1032 с+ вкл.12с.



© Copyright 2013. Мемлекет тарихы институты
Яндекс.Метрика