Институт истории государства

Республика Казахстан, г.Астана, ул. Мангилик Ел 8, под. 14

 

Международная научно-практическая конференция «Мәңгілік Ел», посвященная 550-летию образования Казахского ханства

ПЕРВЫЕ КАЗАХСКИЕ ЧИНОВНИКИ. СУЛТАН-ПРАВИТЕЛЬ, ПОЛКОВНИК МУХАМЕДГАЛИ ТАУКИН В ДОКУМЕНТАХ РОССИЙСКИХ АРХИВОВ


Кыдыралин У. д.и.н., профессор
Атырауского государственного университета им. Х. Досмухамедова

Кыдыралина Ж.У., д.и.н., первый
заместитель директора
Института истории государства КН МОН РК


Административные реформы XIX в. царской России в Казахской степи выдвинули в региональную систему управления первую генерацию казахских чиновников из представителей верхних социальных слоев родовых кланов, получивших светское образование в русских учебных заведениях. Одним из них был правитель Западной части области Оренбургских киргизов (казахов – У.К., Ж.К.) Мухамедгали Таукин (1813-1894 гг.) - султан Младшего жуза, сын надворного советника султана Тауке Айчувакова и правнук Абулхаир хана.

В 1831 г. Мухамедгали в числе пяти юношей-казахов закончил Азиатское отделение военного училища в г. Оренбурге (в 1844 г. преобразовано в Неплюевский кадетский корпус – У.К., Ж.К.) и 25 ноября того же года прикомандирован к правителю Западной части оренбургских казахов султану Баймухаммеду Айчувакову [1]. В одном из представлений к награждению молодого служащего дана следующая его характеристика: «Султан-правитель из Западной степи подполковник султан Мухаммед-Галий Тяукин (при цитировании имя и фамилия даются, как в источнике – У.К., Ж.К.) служит беспрерывно местному управлению в степи с 1845 г., в настоящей должности с 1847 г., в офицерских чинах с 1830 г., в чине подполковника с 1853 г., в марте 1857 г. получил орден святой Анны 3 степени ... Один из преданнейших Русскому правительству султанов, доказавший это многими на пользу его услугами в продолжение управления своей частью» [2].

По оренбургским источникам, введенным в оборот И.В. Ерофеевой, Мухамедгали Таукин выучил основательно в Оренбургском военном училище русский язык и письменный литературный язык тюркѝ (использовавшийся с XIII по начало XX вв.), а также приобрел хорошие знания по экономике, истории и культуре. В течение 20 лет, непрерывно занимая должность султана-правителя Западной части орды, получил репутацию компетентного, эрудированного и добросовестного управленца [3]. По другим опубликованным документам известно, что с самого начала своей карьеры Таукин снискал уважение оренбургского начальства. Так, в списке награждаемых за 1846 г. он представлен, как (приводится с сохранением стилистики текста документа – У.К., Ж.К.) «сын заслуженного отца, есаул, султан Западной части орды Мухаммед-Галий Тяукин, несмотря на молодость, неоднократно оказывал усердие при исполнении возложенных на него поручений. Изучив русский язык, он неусыпно занимается делами по поручениям от правителя и Комиссии, а по знанию им следственного порядка с большой пользой употребляется по делам уголовным между степными киргизами, одним словом, по честности, беспристрастности ума, способностям и знанию дела лучший из помощников и со временем из него может выйти отличный правитель. В последние годы (1844 и 1845) от Комиссии на него возлагалось содействие дистаночным начальникам в сборе денег за кочевание и объяснение безграмотным, как выдавать квитанции и вести книги, в чем пять из них встретили затруднение и остановили было сбор. Тяукин все эти недоразумения ловко отстранил, и сбор, несмотря на тяжкие прошлогодние зимы по глубокости снегов и гололедицы, отчего киргизы лишились множества скота, личным усильным старанием его произведен успешно» [4, с. 67, 68]. А в «Списке должностных, влиятельных и особенно известных киргизов Западной части орды» чиновник особых поручений при председателе Пограничной комиссии Лазаревский, представляя султана к очередному награждению, так характеризовал вышестоящему начальству человеческие качества и особенности темперамента султана: «Тяукин Мухаммед-Гали, войсковой старшина, султан, управляет Западной частью орды, 37 лет. Очерк наружной физиономии его пропускаю, так как этот султан известен Вашему превосходительству. Богат, <…> весьма хорошего ума и способностей, с превосходным, добрым, благородным, но доверчивым и несколько нерешительным характером. Гостеприимство - одна из добродетелей киргизов, но Тяукин гостеприимен по превосходству. Один из любимых в орде султанов за свой благородный характер, участие к нуждам киргизов и неизменное расположение к добру. В высшей степени предан правительству; сколько я узнал этого султана, для него лучшее удовольствие и постоянное желание исполнить всякое распоряжение начальства удовлетворительно и с успехом» [4, с. 125].

В силу служебного долга он должен был постоянно ориентироваться на оренбургское начальство. О добросовестной на пользу государства службе полковника и султана-правителя Мухамедгали Таукина свидетельствует его послужной список, составленный в 1873 г.: «…ему 60 лет, происходит из султанских детей, воспитание получил в бывшем Оренбургском военном училище. За поимку в степи дезертиров 8 февраля 1836 г. награжден чином зауряд-сотника. За успешный сбор кибиточного сбора 2 июня 1837 г. произведен в хорунжии. За преследование мятежного старшины Исатая Тайманова получил в подарок 20 сентября 1832 г. от Оренбургского военного губернатора золотой перстень, а 25 января 1839 г. награжден золотою медалью на Аннинской ленте для ношения на шее. За участие в Хивинской экспедиции 28 октября 1840 г. награжден чином сотника. За сопровождение в Бухару русской миссии 31 августа 1842 г. награжден золотою медалью на Аннинской ленте для ношения на шее. За нахождение в военном отряде, преследовавшем мятежного султана Кенесары Касымова, 11 апреля 1844 г. произведен в есаулы. 17 января 1845 г. назначен помощником правителя Западной части оренбургских казахов. Во время нахождения в С.-Петербурге в свите султана Баймухаммеда Айчувакова в марте 1847 г. был представлен императору Николаю I и награжден чином войскового старшины. После смерти султана Баймухаммеда Айчувакова был определен на должность правителя Западной части оренбургских киргизов (казахов) (с 12 апреля 1847 г.). В 1853 г. произведен в подполковники. При представлении императору Александру II 13 августа 1860 г. награжден чином полковника» [5].

Так, более 30 лет Мухамедгали Таукин исправно исполнял возложенные на него по службе обязанности. Но со временем в судьбе султана-правителя, полковника Таукина наступил роковой поворот. Как прослеживается по документам, после пятидесятилетнего возраста, еще 10 ноября 1865 года по расстроенному здоровью просил он об увольнении в отставку. 14 декабря того же года приказом министра внутренних дел Таукин был уволен согласно его просьбе, а 21 марта 1866 г. последовал Высочайший приказ об увольнении М. Таукина со службы с отрицательным мотивом без назначения пенсии [6]. С июля 1866 г. Мухамедгали Тяукин был привлечен к следствию по обвинению в злоупотреблениях. По донесению управляющего областью Оренбургских киргиз (казахов), флигель-адъютанта, полковника Л.Ф. Баллюзека Министру внутренних дел, «полковник Тяукин навлек на себя подозрения в незаконных поборах, продаже должностей по местному ордынскому управлению, противодействии распоряжениям высшего правительства, укрывательстве из-за разного рода корыстных видов разного рода преступлений и даже убийств» [7].

Таукин представлял настолько серьезную опасность, что Оренбургский генерал-губернатор Н.А. Крыжановский в своем отношении к Министру внутренних дел докладывал о том, что «вынужден был задержать Тяукина в Оренбурге и воспретить ему выезд в степь даже и после отставки» [8]. Восстания 1868-1870 гг. в Младшем жузе подтвердили опасения царизма о возможном неприятии местным населением Временного положения об управлении в степных областях 1868 гг., вносившего серьезные изменения в административно-территориальную, хозяйственную, налоговую и судебную систему.

После стольких лет блестящей карьеры отстранение от службы для Таукина было подобно катастрофе. В своем прошении Министру внутренних дел от 1 января 1869 г. из Оренбурга бывший султан правитель Мухамедгали Таукин, давал объяснения (текст дается в современной орфографии с сохранением авторской стилистики): «Уральское войсковое начальство было недовольно мною за постоянное заступничество мое за киргизов от стеснений их казаками и опровержение прав уральцев на сказанный берег (левый берег Урала). Еще при генерал-губернаторе Катенине я заявлял опасения свои о мести за это уральцев…» [9].

Все обвинения против Таукина юридическими данными не подтверждались, поэтому дело было прекращено в 1869 г. Но в ноябре того же года Мухамедгали Таукин по распоряжению Оренбургского военного губернатора был выслан на жительство под надзор полиции в с. Холмогоры Архангельской губернии, а затем, в 1870 г., по распоряжению министра внутренних дел, был перемещен под надзор полиции в Екатеринославскую губернию [10]. В документах указывается, что высылка Таукина состоялась под влиянием волнений в степи при введении в действие положения 1868 г. На протяжении оставшейся жизни султан М. Таукин боролся за восстановление своего честного имени, подавал прошения об освобождении и назначении пенсии.

Примечательно, что, в период ссылки в Екатеринославле бывший правитель западных ордынцев М. Таукин продолжал заниматься этнографическими изысканиями и направил 16 ноября 1871 г. министру внутренних дел свои «Соображения об улучшении быта киргизов» (казахов) [12]. Мухамедгали Таукин известен в истории и как этнограф, он поддерживал тесные связи с Русским географическим обществом, Казанским музеем древностей и этнографии и был корреспондентом Вольного экономического общества. Перу М. Таукина принадлежат «Записки о хозяйстве, скотоводстве и других средствах к существованию ордынцев, кочующих в Зауральской степи», опубликованные в № 41 журнала «Экономические записки» (Санкт-Петербург. 1861), а также «Родословный список о султанах и ходжах Западной части орды» (Оренбург, 1847 г.) [1].

В своих «Соображениях…» Таукин выдвигал требования к русским чиновникам в приспособлении к степной культурной специфике: «Киргиз – вольный сын пустыни – он никогда не испытывал рабства и стеснительного влияния своих племенных правителей, он не может не сознать своей зависимости от русского правительства, не мечтая о самостоятельности, и не упуская из виду, что занимаемые им степи, его свои собственные. … кроткая с ними власть полезнее строгой: я успел привлечь из глубины степей Чумичли – Табынского и Адайского родов ласковым обращением более 10 тысяч кибиток, что принесло увеличение казне доходов. …Чиновники из русских, назначенные для управления киргизами должны находиться на зимних кочевьях, как для узнавания их нужд, так и для предупреждения преступлений своевременно принимаемыми мерами. Каждый из русских чиновников по управлению киргизами должен очень хорошо изучить нравы и образ жизни заведываемых киргизов. …Распространение образования между киргизами принесет также благодетельные плоды» [11].

Султан, полковник Таукин предлагал ряд мер по взаимообмену трудовыми навыками обоих народов: «…Между русскими поселенцами размещать и киргизов, вспомоществуя на первый раз им строевым материалом и земледельческими орудиями. Русские поселенцы скоро обогатятся, чрез продажу хлеба и огородных продуктов вблизи кочующим киргизам; также нахожу полезным на известных местах зимовья построить жилища из лесу или нежженого кирпича. Эта благодетельная мера будет вполне оценена киргизами, испытывающими бедствие в своих кибитках в течение продолжительной суровой зимы; ярмарочных мест с приличными постройками полезно было бы образовать еще несколько внутри степи, чтобы киргизы не затруднялись гнать скот для продажи за несколько сот верст от места кочевья» [11]. Таким образом, М. Таукин прилагал усилия, чтобы приостановить, смягчить напор имперских структур в Казахской степи. По мере стабилизации ситуации в степи в 1874 г. он был возвращен из ссылки. Лишь к концу жизни султан Таукин добился назначения ему пенсии, а с его смертью в 1894 г. половина пенсии была назначена его вдове. Его сыновья продолжили традиции рода. В послужном списке его сына Музаффара Мухамедгалиевича отмечено, что он происходит из династии потомственных дворян Оренбургской губернии [12]. Мухамедгали Таукин увековечил свое имя в истории как один из первых казахских чиновников, просветитель, ученый-этнограф.


Список литературы


1. Масанов Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР. – Алматы: «Алтын кітап», 2007. – 551 с. (с. 285, 286).

2. Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 1291, оп. 82, д.1, л. 6.

3. Родословная казахских ханов и кожа XVIII-XIX вв. (история, историография, источники) / Ерофеева И.В., Сужиков Б.М. – Алматы: ТОО «Print-S», 2003. – 178 c. (с. 51).

4. История Казахстана в русских источниках. Том VIII. Ч. 2: О почетнейших и влиятельнейших ордынцах / сост. Б.Т. Жанаев. – Алматы: Дайк-Пресс, 2006. – 962 с.

5. РГИА. Ф. 1291, оп. 82, д. 17, л. 5.

6. Там же, д. 45, л. 1.

7. Там же, л. 2; д. 17, л. 25.

8. Там же, д. 45, л. 75, 159.

9. Там же, л. 9, 10.

10. Там же, д. 4, лл. 11, 12.

11. Там же, л. 137-142.

12. Там же, д. 45, л. 133.



© Copyright 2013. Институт истории государства
Яндекс.Метрика